Закрыть ... [X]

Самостоятельную отрасль российского права

Для решения научных задач в познавательной деятельности применяется множество методов, которые можно по-разному классифицировать. Наиболее распространенное основание классификации методов по степени общности. По этому основанию выделяют четыре группы методов: философские методы, общенаучные методы, частнонаучные методы, специальные методы. Одним из важнейших специально-научных методов в юриспруденции является сравнительный или сравнительно-правовой метод познания правовых явлений.

Сравнительно-исторический метод научного познания, выявляющий путем сравнения общее и особенное в развитии тех или иных объектов (государства, права, общества), находящихся на одном стадиальном уровне, устанавливающий общее и особенное в восходящем развитии в целом. Сравнительно-исторический метод дает возможность обосновать вычленяемые стадии эволюции социальных явлений и процессов. Результативность применения данного метода в исторических исследованиях находится в зависимости от идейно-теоретических позиций исследователя и от уровня историографической практики и исторического мышления в целом.

В юридической науке сравнительный метод и его разнообразные классификации применяется достаточно давно.

Корни сравнительно-правового метода правоведения (лат. comparativus –сравнительный; англ. сomparativе jurisprudence) или юридической компаративистики (в англ. языке нет слова «компаративистика», имеется comparative study – компаративное изучение) находятся в сравнительно-правовом методе, который прошел два этапа своего развития, прежде чем возникла компаративистика как наука. Первый этап – возникновение сравнительно-правового метода, второй этап – развитие (усовершенствование и распространение) сравнительно-правового метода, накопление результатов правового анализа государства и права, полученных с его помощью.         Сравнительно-правовой метод — это сопоставление однопорядковых юридических понятий, явлений, процессов и выяснение между ними сходства и различия. В зависимости от объектов этот метод применяется избирательно при обязательном условии их сопоставимости. В нем широко употребляются умозаключения по аналогии, опирающиеся, прежде всего, на сходные признаки изучаемых фактов, что позволяет переносить признаки из одного изучаемого явления на другое. Исключается эклектическое совмещение элементов различных правовых систем без углубления в особенности их генезиса, динамики функционирования и перспектив эволюции.

От сравнительно-правового метода следует отличать науку общего сравнительного правоведения. Она пользуется широким спектром методов:

  • сравнительно-правовой;
  • логико-теоретический;
  • системный;
  • структурно-функциональный;
  • формально-юридический (нормативно-догматический);
  • конкретно-исторический;
  • конкретно-социологический;
  • статистический;
  • метод правового моделирования;
  • математический и кибернетический;
  • электронно-вычислительной техники и др.

Определяющим для нее является антропологический подход (греч. anthropos — человек), согласно которому человек как биосоциальный индивид служит «мерой всех вещей», в том числе сравниваемых правовых систем.

Наука общего сравнительного правоведения прошла три этапа своего непосредственного развития:

  • возникновение в качестве юридической науки, то есть накопление и систематизация юридических знаний о проблемах применения сравнительно-правового метода, изучение общих, особых и единичных черт разнообразных правовых систем мира;
  • становление как самостоятельной отрасли юридических знаний, имеющей собственный предмет, методы, понятийный аппарат и др.;
  • оформление юридической компаративистики как системы знаний, методов, приемов сравнительно-правовых исследований в целостную систему, т. е. в теорию правовых систем (теорию компаративистики), рост значимости и признание результатов этих исследований.

 Общее сравнительное правоведение или юридическая компаративистика — это наука, которая занимается исследованием общих и специфических закономерностей возникновения, развития и функционирования современных правовых систем мира на макро- и микроуровнях. Сравнительное правоведение представляет собой объективно необходимый процесс познания права в общемировом сравнительном аспекте, т. е. сравнение между различными правовыми системами, их типами (семьями), группами. Его активизации и усовершенствованию способствуют закономерно происходящие в мировом сообществе процессы, а именно: разработка и формирование правовых систем молодых государств; расширение и углубление связей между государствами и группами стран; интеграция ряда стран в единое целое. В задачу сравнительного правоведения входит классификация государственно-правовых явлений, свойственных правовым системам различных стран, выяснение их исторической последовательности, генетических связей между ними, степени заимствования элементов (норм, принципов, форм права) одной правовой системы у другой. Нет народов, которые не использовали бы право как антипод произвола и анархии, но право проявляет себя не одинаково в разных культурах и цивилизациях.

Вначале общее сравнительное правовое исследование сложилось в рамках теории права в качестве самостоятельной подотрасли знания о правовых явлениях. В частности, сравнивались различные правовые системы стран на карте мира — это так называемая теория правовых систем. Ныне эта подотрасль знаний с помощью сравнительно-правового метода достигла такого этапа зрелости, когда смогла отпочковаться в самостоятельную отрасль знаний, уточнить предмет изучения.

Сегодня можно говорить о том, что в основном завершено оформление сравнительного правоведения как относительно самостоятельной науки. Ее состав определился:

  • метод науки;
  • предмет науки — основания и объекты сравнения;
  • методология (включая принципы) науки;
  • система науки — соответствующая ступень внутренней организации, ее структурные элементы;
  • способность взаимодействия с отдельными отраслями науки, то есть с системами такой же ступени организации;
  • функции науки;
  • научная терминология и категории науки – понятийный аппарат;
  • библиография;
  • история науки – этапы возникновения, развития и современного функционирования;
  • социальное назначение.

Однако предстоит еще утверждение этой науки как относительно самостоятельной. Она нуждается в определении своего места в отечественной юриспруденции. Этого требуют как научные (педагогические) соображения, так и практические потребности.

Непременное условие признания сравнительного правоведения – наличие специфического подхода (метода) к предмету исследования. В рамках сравнительного подхода к правовой карте мира формируется предмет сравнительного правоведения. Предмет науки в свою очередь определяет методы исследования и способ их применения к данной науке, т. е. те самые методы, которые в совокупности и составляют подход науки к объекту. По мере роста наших знаний об объекте меняются и представления о том, что понимать под предметом определенной науки (в данном случае – сравнительного правоведения).

Предмет общего сравнительного правоведения (теории правовых систем) – общие и специфические закономерности возникновения, развития и функционирования правовых систем мира в их сравнительном познании на макро- и микроуровнях. Макросравнительное познание может начинаться как минимум с двух правовых систем. Оно предусматривает сравнительный анализ общей структуры правовых систем (исторические корни, методологические основы, составные элементы, механизм унификации правовых систем и гармонизации законодательства и др.). Микросравнение – это сравнительный анализ особенностей отдельных норм, институтов материального и процессуального права, законодательной техники, методов толкования законодательных актов, методики подготовки судебных решений и др. в разных правовых системах. Отсюда следует, что предмет сравнительного правоведения как самостоятельной науки включает в себя и процесс сравнения отдельных нормативно-правовых актов, отраслей права или институтов, и охватывает правовые системы в целом. Сравнение предполагает творческую деятельность, в ходе которой соответствующие элементы сравниваемых правовых систем сопоставляются для того, чтобы определить имеющиеся между ними сходства и различия.

Таким образом, метод сравнительно-правовой сформировал собственный предмет сравнительного правоведения. К числу его элементов относятся:

  • методологические проблемы сравнения в праве («теория сравнительно-правового метода»);
  • сопоставительное изучение основных правовых систем современности (при этом весьма велико значение вопроса о классификации этих систем);
  • традиционное «сравнительное законодательство», т. е. сравнение нормативных источников по конкретным правовым проблемам, преимущественно на уровне и в рамках отраслей права;
  • так называемое функциональное сравнение и некоторые другие социологически ориентированные виды сравнительно-правовых исследований;
  • историко-сравнительное изучение права.

Приведенный перечень проблем, составляющий предмет современного сравнительного правоведения, метод сравнительно-правового познания, не является исчерпывающим, он может быть дополнен и расширен, отдельные проблемы могут ныть сформулированы несколько иначе. Вряд ли нуждается в особой аргументации необходимость разрабатывать, например, такие проблемы, как сравнительное исследование правового статуса личности.

Итак, сравнительно-правовой  метод включает приемы сопоставления и противопоставления правовых норм, систем права, правовых институтов, правовых систем и даже правовых семей. Различают макросравнение – сравнение правовых систем и цивилизаций и микросравнение – сравнение элементов правовых систем (право, правовая идеология, правоотношения

и т. д.). Этот метод позволяет выявить особенности правовых культур различных обществ и народов, источников права, законодательства, как в современный период, так и в различные исторические эпохи и т. п. Широкое использование сравнительно-правового метода является основой для появления новой отрасли знания сравнительного правоведения (компаративистики).

В частности, сравнительно-правовой метод специального научного познания успешно применяется в сравнительном правоведении или компаративистике. Сравнительное правоведение представляет собой раздел общей теории государства и права, занимающийся изучением различных правовых феноменов, преимущественно «правовых систем» или «правовых семей» различных стран на карте мира.

Необходимость и важность типологии разнообразных и разноплановых правовых систем вызывается вполне насущными факторами и причинами, особенно в настоящий момент, когда происходит интенсивное взаимодействие правовых культур и традиций в процессе глобализации. Но и не только.

Во-первых, сугубо научными, познавательными и «образовательными» причинами, ибо глубокое и разностороннее познание правовой картины мира в цивилизационном аспекте требует не только ее общего рассмотрения, но и изучения ее по отдельным частям, вбирающим в себя сходные правовые системы. Только глубокое и всестороннее изучение последних, а затем – в их взаимосвязи и взаимодействии друг с другом, позволяют дать четкую, адекватно отражающую реальную действительность правовую картину мира. Во-вторых, это обуславливается сугубо практическими целями – унификацией действующего законодательства и совершенствованием национальных правовых систем. А, в-третьих, изучение различных правовых систем было бы невозможно фактически по дефициту времени без типологии как метода обобщения масштабного правового материала. Результаты такой деятельности избавляют правотворцев и исследователей, занимающихся проблемами унификации, от необходимости предварительного анализа и выявления тех правовых систем, более или менее «склонных» к взаимному сближению друг с другом, к глубокой унификации или лишь к внешней гармонизации отдельных сторон.

Однако в отечественной юриспруденции больше «типизируют» законодательство или системы права, но не правовые системы в их цивилизационном понимании. Это обусловлено многими причинами как объективного, так и субъективного свойства (научно-доктринального, правоприменительного и др.). Недостаток традиционного подхода к правовым системам и семьям видится в известном упрощении вопроса. Все сводится в основном к перечислению известных, ранее установленных правовых общностей без строго системного обоснования их элементной структуры, без опоры на определенную мировоззренческую основу их выделения. Поэтому представляется возможным и необходимым внести в исследование этого вопроса новый момент, основанный на признании концепции важнейших движущих факторов и явлений развития правовых систем.

В качестве основных критериев типологии правовых систем в единые правовые общности используют не только «технико-юридические», но также «уровень и генезис правовой культуры», «правовой менталитет», «исторические и правовые традиции», «правовые ценности», сложившихся на протяжении жизни правовых систем, «санкционированные и несанкционированные правовые обычаи», «стиль юридического мышления и судопроизводства».

Однако эти критерии имеют смысл только при цивилизационном рассмотрении правовых общностей, что накладывает на исследователя более разносторонние требования. Критерии могут сочетаться в определенных комбинациях. В настоящее время, как правило, используются критерии классификации правовых систем, опирающиеся главным образом на этногеографические, технико-юридические и религиозно-этические признаки права. В зависимости от избранных критериев группировки, как правило, различают различные группы правовых семей, образующих правовые традиции.

В силу исторических причин в каждой этнической системе действуют свои правовые обычаи, ценности и традиции, законодательство, правовые органы и учреждения, сформировавшиеся на основе глубоких ментальных стереотипов и общей культуре. Это правовое различие и специфичность народов и обществ позволяет говорить об их самобытности и своеобразии, о том, что каждое из них образует свою правовую систему, традицию и цивилизацию как совокупность различных проявлений права (правовой способ бытия народа, объекты окружающего мира и правовые связи). Однако наряду с особенностями, отличиями, в этих правовых системах можно заметить и общие моменты, черты сходства, которые позволяют их группировать в однородные правовые общности-массивы.

В современном мире различают такие правовые массивы, как национальные правовые системы, правовые семьи и правовые цивилизации. Национальная правовая система – элемент того или иного конкретного общества и отражает его социально-экономические, политические, культурные особенности. По отношению к группам правовых систем и правовым семьям национальные правовые системы выступают в качестве явления особенного, единичного. В настоящий период в мире насчитывается около двухсот национальных правовых систем. Совокупность национальных правовых систем, обладающих доминирующими сходными чертами, правоведы объединяют в отдельные группы – правовые семьи и цивилизации.

Итак, на наш взгляд, можно выделить несколько критериев объединения, типизации правовых систем различных обществ:

  • Общность происхождения или генезиса. Правовые системы связаны между собой родовыми корнями, имеют общие правовые и государственные начала образования, как правило, это этнически близкие по происхождению народы, берущие начало из одной расовой группы, впоследствии выработавшие схожие правовые традиции, ценности и нормы общественного регулирования и устройства.
  • Общность мировоззрения, духовности и нравственности. Единство правовых систем и культур проистекает из их первичного идеологического или идейного багажа, который вырабатывался у народов на протяжении их жизни. Именно знания и нравственность как факторы цивилизации сформировали соответствующий характер и стереотип социальной жизнедеятельности близких по происхождению народов, создавших правовые системы. В основу были положены общие предания, сказания, мифы, идеи, принципы и нормы, которые, способствовали эволюционно-близкому развитию правовых культур и традиций.
  • Географическое и геополитическое значение. Правовые системы возникают как общественно-территориальные организации в определенном географическом месте, ландшафте и при определенных природно-климатических и иных условиях. Единство или близость территориальных пространств, границ влияет на особенности жизнедеятельности народов и обществ, взаимодействия их культур и традиций.
  • Общность источников, форм закрепления и выражения права. Имеется в виду способ внешней объективации и материализации норм права в правовых системах. Однородность источников права говорит об общих представлениях и методах активизации правовых возможностей и средств регуляции. Другими словами, нормы права и правовые институты, возникающие на их основе, фиксируются тем или иным образом на различных материальных носителях в целях удобства и применяемости (в законах, правовых прецедентах, памятниках культуры и традиции, в правовом сознании и менталитете, решениях правовых органов и т. д.).
  • Структурно-элементное единство. Правовые системы народов, входящих в одну правовую семью или традицию, обладают сходством структурного и институционального (инфраструктурного) построения, а также нормативно-регулятивной системы. Это видно на макроуровне, на уровне наличия и специфики тех или иных правовых учреждений и институтов власти, а также на микроуровне – строения системы права и системы законодательства, всего нормативно-правового массива.
  • Общность принципов и норм правового регулирования. В одних правовых системах это идеи всеобщей свободы, формального равенства, демократии, гуманизма и взаимной ответственности, в других – идеалы религии, ее ценностей и постулатов, в третьих – это идеалы нравственности и культуры, духовности и природы и т. д.
  • Единство языка, терминологии, правовых категорий и понятий, а также техники изложения и систематизации норм права. Родственные в правовом отношении народы и общества обычно используют тождественные или сходные по своему этимологическому и иному значению слова, категории и понятия, что объясняется единством их мировоззрения, так как язык — это знаково-вербальная система общения. Именно по этой причине законодатели и правоприменители, входящие в одну правовую семью, при разработке и использовании правовых норм применяют одинаковые правовые термины и конструкции, способы построения материала, его гармонизации и систематизации.

На основе вышеназванных критериев выделяют следующие основные правовые семьи современности: англо-саксонскую правовую семью (семью общего права); романо-германскую (континентальную) правовую семью; семью социалистического права; мусульманскую правовую семью; африканскую правовую семью. 

Социалистическая правовая семья в недалеком прошлом составляла третью по распространенности в мире правовую семью. К ней принадлежали правовые системы СССР, а также стран, составляющих социалистический лагерь в Европе, Азии и Латинской Америке. При значительном внешнем сходстве с континентальным правом данная правовая семья имела существенные особенности, во многом обусловленные ее явно выраженным классовым характером. Она сформировалась на основе марксистско-ленинской теории о новом типе права и была тесно связана с государственной политикой, служа орудием государственной власти. Произошедший распад СССР и последовавшие за ним изменения во всех сферах общественной жизни повлекли за собой отказ от использования  ряда принципов социалистического права и реформу правовой системы России. В настоящее время эта реформа продолжается, и в научных кругах обсуждаются несколько ее вариантов. Одним из них является «возвращение» национальной правовой системы в лоно континентального права, ее сближение с романо-германской семьей как наиболее родственной.

Существует устойчивое мнение, что отечественная правовая система развивается с некоторых пор в рамках западной традиции права, а сама российская цивилизация – наряду с западноевропейской – есть сыновняя по отношению к греко-римской.

Однако при всей формальной схожести и одноименности, в России эти структуры глубоко самостоятельны и часто даже диаметральны по своему смыслу тем социальным целям и мотивам, которые в них вкладываются в странах романо-германской правовой традиции. Даже в настоящий момент, как отметил известный американский правовед Кр. Осакве, российское право далеко не готово для членства в романо-германской правовой семье, и в первую очередь,  по признаку правовой идеологии, которая еще пока полностью не очищена от элементов правовой идеологии социалистического права. «Современное российское право продолжает придерживаться позитивистской теории права, отрицающий несанкционированный обычай как источник права; налоговая политика современного российского права продолжает оставаться карательной в отношении частной собственности; современное российское право до сих пор не ослабляет жесткий принцип государственной власти на землю и ее недра».

Можно согласиться с тем, что «вхождение» отечественной правовой системы в романо-германскую правовую семью произошло в петровское время чисто политически, но отнюдь же не духовно и не культурно-исторически. С тех пор русское право проделало длительную и весьма сложную эволюцию и существует сейчас в виде квазироманской системы, так и не восприняв ее исконного культурного духа, религиозно-этических традиций и даже – политической идеологии. Русский правовой тип – это самостоятельная альтернатива романо-германской и англо-саксонской правовым культурам. Он характеризуется особым духовным смыслом похожих по «технике» юридических средств. Между тем, если быть более правдивым, то культурно-религиозное «вхождение» славянской правовой традиции и российской самостоятельную правовой системы произошло раньше, во времена во многом насильственного насаждения греко-римского христианства.

Таким образом, именно цивилизационный подход более всего применим в типологии правовых систем, так как несоответствие формационной оценки развития государства и права, «натянутость» в анализе, чрезмерное давление субъективного, западнического, а затем и советского теоретизирования на область фактических данных, рост которых привел к дальнейшему противоречию между собственно историческими исследованиями и его теоретико-методологическими основами, собственно и породило необходимость разработки этно-цивилизационного взгляда как разновидности цивилизационного подхода.

Системный метод представляет собой изучение всех явлений, а также отдельных со-явлений с позиции их существования как целостных систем, состоящих из взаимодействующих элементов. В юридической науке, чаще всего государство рассматривается в виде совокупности таких составных частей, как народ, власть и территория, а право — как система права, состоящая из сфер, отраслей, институтов и норм права.

С системным методом тесно связан структурно-функциональный метод, который заключается в познании функций государства и права, их составных элементов (функции государства, функции права, функции юридической ответственности и т. д.).

В этом методе научного познания важным понятием является общефилософская категория «система», охватывающая собой такую целостность, которая становится неким самостоятельным явлением, организмом. Необходимо отметить, что само понятие «система» может иметь различные значения в тех или иных науках. Термин «система», впервые введенный в научный оборот представителем биологии (Л. фон Берталанфи) означал целостность взаимосвязанных элементов. В социологии, политологии, экономике и других социальных науках термин «система» отождествляется с целостным единством однородных явлений и той ролью (функцией), которую выполняет тот или иной элемент по поддержанию целостности и устойчивости системы, частью которой он является. В частности, под политической системой подразумевают — совокупность различных политических институтов, социально-политических общностей, форм взаимодействия и взаимоотношений между ними.

Системный метод исследования позволяет реконструировать категориальную лестницу научных проблем с универсальных позиций, имеющих не только первостепенную важность, но и определить параметры такой универсальности и схематичности, выводя науку на перспективные горизонты стратегического мышления. Возникающая на этой базе теория правовой системы создает познавательный комплекс с более мощными (всеохватывающими) исследовательскими возможностями, позволяющими выйти за рамки сложившихся «узконормативных» стереотипов мышления. 

Многие ученые называли теорию систем (системный метод) дерзкой теоретической идеей, основополагающим научным открытием, ключевым фактором в научном исследовании, открывшим путь к новым взглядам и принципам.

Так, советские философы — исследователи теории систем И. В. Блауберг, В. Н. Сагатовский, Э. Г. Юдин и др., приложившие немало усилий в разработке системного метода, стали выделять три класса существующих в действительности совокупностей объектов: неорганизованные совокупности (иногда ее называют «суммативное целое»), неорганичные (или просто организованные) системы и органичные системы. Органичную систему

И. В. Блауберг и Э. Г. Юдин определяли как «саморазвивающееся целое, которое в процессе своего развития проходит последовательные этапы усложнения и дифференциации».

В результате уже в XIX и ХХ вв. в специальной научной литературе по философии, а в последующем и по социальным наукам — философии права, общей теории права и социологии права стал активно применяться термин «система», позволяющий объяснить явление с позиции элементного взаимодействия. Системный метод познания правовой действительности в своем истинном научном значении относится не к общенаучным, а к философским методам познания. Собственно говоря, об этом говорили сами разработчики системного метода, философы в отечественной науке

И. В. Блауберг, Б. Г. Юдин, В. Н. Садовский, В. Н. Сагатовский, а также современные теоретики-правоведы, которым не чужды философские проблемы и системный метод познания: С. С. Алексеев, Н. И. Карташов, В. Н. Синюков, В. Н. Протасов и др.

Обществоведы представляют любые социальные системы как совокупность упорядоченных социальных связей между субъектами — это основная формула, ставшая аксиомой в современной общественной науке. Основными участниками или элементами такой любой социальной системы являются люди и их коллективные образования, что, к сожалению, игнорируется правоведами, рассматривающими правовую систему. Неслучайно, любая социальная система связана с субъектом, его активной социальной ролью и деятельностью, что обеспечивается соответствующими институтами общества и власти.

В социологии в последний период считается, что все многообразие элементов, из которых складывается общество как целостная система, сводится к трем группам: во-первых, к человеческим индивидам и их общностям, объединениям, организациям, во-вторых, к информации, в-третьих, к веществу, вещам и энергии. При этом необходимо помнить, что вещи включаются в общество только посредством людей, их деятельности и отношений друг с другом. Между вещами, точно так же как и между людьми, существуют определенного рода отношения, включая, как отмечает

Э. Дюркгейм, «солидарность вещей», или «вещную солидарность», которая прямо связывает вещи с личностью, но не личности между собой. Отсюда любая общественная подсистема состоит из простейших, далее неделимых элементов — субъектов, объектов (предметов) и организационных связей человеческой деятельности. Как справедливо отмечает В. Г. Афанасьев: «... человек это не просто элемент системы, но и ее творец, ее главная движущая сила, ее начало, середина и конец. Нет, не было, не может быть социальной системы без человека, его разума, его целей, его активности. А учитывая то обстоятельство, что любая социальная система — это результат деятельности не одного человека, а множества людей, то центральным элементом любой социальной системы является все общество или какая-то его активная часть, которая ее создает».

В настоящий период методологическое значение системного подхода в современной науке и практике не только не утратило своего значения, но и приобрело новый импульс, что связано с разработкой таких подходов, как кибернетический, синергетический, коммуникативный, деятельностный и др. В последнее время эти методы стали потихоньку применяться в юридических науках, что открыло новые грани правовой действительности. По мнению

В. Н. Протасова, проблема разработки системного метода, не нашедшего пока своего достойного научного применения в юриспруденции, приобретает то необходимое «научное» звучание, при котором он не может быть сведен к роли хотя и общенаучного, но рядового метода: «Загадка системного подхода и его теоретическая и практическая «экспансия» во многом объясняется тем, что он является отражением и инструментом тех изменений, которые происходят в самом процессе восприятия людьми окружающего мира. Системный подход выступает здесь как средство формирования целостного мировоззрения, в котором человек чувствует неразрывную связь со всем окружающим его миром. Видимо, наука приближается к тому витку своего развития, который аналогичен состоянию знания в античное время, когда существовала целостная, нерасчлененная совокупность знаний о мире, но более высок по уровню, отвечает новому планетарному мышлению». Этот факт подтверждается тем обстоятельством, что современное научное сознание стоит на пороге нового миропонимания. Фундаментальные открытия в генетике, физике, информатике, медицине, биологии, психологии, истории, археологии, космических исследованиях и электронике свидетельствуют о выработке новой парадигмы бытия, которая должна суммировать и обобщить эти достижения в целостную мировоззренческую картину.

Итак, система (греч. systema – составленное из частей, соединенное) – категория, обозначающая объект, организованный в качестве целостности, где энергия связей между элементами системы превышает энергию их связей с элементами других систем и задающая онтологическое ядро системного подхода. Семантическое поле такого понятия системы включает термины «связь», «элемент», «целое», «единство», а также «структура» – схема связей между элементами. В теоретическом плане система определяется как минимум исходя из четырех свойств:

  • целостность, состоящая из элементов;
  • наличие функциональных связей в системе;
  • определенная организация элементов, формирующих структуру;
  • существование интегративных качеств у системы в целом, которыми не обладают никакие отдельно взятые ее элементы.

Категория «система» относится к числу всеобщих категорий, т. е. она применима к характеристике любых предметов и явлений, всех объектов. Определить объект как систему – значит выделить то отношение, в котором он выступает как система. Как система объект выступает лишь относительно цели, которую он способен реализовать, достигнуть, и объективный реальности, формирующей соответствующие условия. В юридической литературе справедливо замечено, что системный подход применяется, когда «по цели» как основному системообразующему фактору через функцию необходимо прийти к знанию структуры и состава системы.

В современных условиях накоплен большой материал, позволяющий обозначить принципы системной организации.

С позиции системного метода (теории систем) анализ каждого элемента является важным, но недостаточным; система не рассматривается как комплексная целостность составляющих ее элементов. Для проявления сущности любого правового явления (правовой системы) необходимо показать его принципы, место и роль в общей системе (реальности), проанализировав взаимосвязь с другими элементами системы, акцентировать внимание на анализе интегративных свойств системы, изучение прямых и обратных связей.

Это положение как раз подчеркивает то обстоятельство, что объект как система должен рассматриваться не как «вещь в себе», а как элемент метасистемы, тогда-то и становятся важны его системные качества, обусловленные и организованные внешними обстоятельствами и условиями. Именно такой взгляд даст конкретные содержательные результаты исследования. Другими словами, правовую систему надо познавать не только с точки зрения ее элементного состава, структуры и функций, но в особенности, с точки зрения ее обусловленности другими системами (метасистемами), т. е. условиями социальной и природной действительности.

Приняв системный метод в качестве отправного, уместно воспользоваться предлагаемой парадигмой системности. При этом хотелось бы воспроизвести только те общефилософские постулаты системного подхода в интерпретации специалиста В. Н. Сагатовского.

Первая посылка: возникающая, создаваемая или осознаваемая система (правовая система) выделяется из окружающей среды, т. е. из социальной и природной реальности и моделируется по элементам. Если мы хотим понять правовую систему как органическую целостность и специфическое относительно автономное образование, а «системный подход» как специфический метод анализа к ней, надо показать отношение правовой системы к среде, как конституирующее (отличающее систему от среды), так и генетическое (выделяющее систему из среды). Для этого необходимо уточнить некоторые базовые категории.

Система – это конечное множество явлений, объективно выделенное из среды в соответствии с каким-то основанием выделения, или объект, функционирование которого, необходимое и достаточное для достижения стоящей перед ним цели, обеспечивается совокупностью составляющих его элементов, находящихся в целесообразных отношениях друг с другом. Среда – все то, что не входит в систему, бесконечность или окружающая реальность. Любая система, целостное явление, характеризуется наличием элементов, «растворенных» в социальной и природной действительности

(т. е. это качественная характеристика), при которой все ее элементы взаимосвязаны между собой особым способом.

Элемент — внутренняя системонаполняющая исходная единица, функциональная часть системы, собственное строение которой не рассматривается, а учитываются лишь ее свойства, необходимые для построения и функционирования системы.

Состав — полная совокупность (комплекс) элементов системы, взятая вне ее структуры, т. е. просто набор элементов без иерархических связей.

Структура — отношение между элементами в системе, необходимые и достаточные для того, чтобы система достигла цели.

Функции — способы достижения цели, основанные на целесообразных свойствах системы.

Цель — это тот результат, который должна достигнуть система на основе своего функционирования. Целью может быть определенное состояние системы или предполагаемый результат (продукт) ее функционирования.

Принцип — это способ связи между элементами системы или начальная информационная основа ее функционирования в достижении поставленной цели.

Вторая посылка: для того, чтобы произошло выделение системы из среды, последняя должна содержать в себе:

  • образно, тень, под которую из остальной среды «вырезается» система);
  • системонаполняющие факторы (компоненты среды, преобразующиеся в компоненты системы);
  • системообусловливающие факторы (условия деятельности системы). Используя данный тезис, обозначим каждый из видов этих факторов применительно к действительности.

Таким образом, применяя систематику данного философско-теоретического подхода можно не только определить сопутствующие факторы существования того или иного явления, но и определить его структуру, основные элементы и функциональную направленность.

Структурализм (Ф. Соссюр, К. Леви-Стросс) как направление социологии, возникшее в одно время со структурным функционализмом во Франции, основывается на структурном методе, который предполагает выявление структуры объекта исследования как совокупности отношений, неизменяемых при преобразованиях данного объекта. Структура рассматривается не просто как устойчивый «скелет» объекта, а как совокупность правил, по которым из данного объекта можно получить второй, третий и т. д. путем перестановки элементов его структуры. Выявление единых структурных закономерностей некоторого множества объектов достигается не за счет отбрасывания различий между ними, а путем выведения различий как превращающихся друг в друга конкретных вариантов единой абстрактной первоосновы. Структуралисты переносят внимание с элементов объекта и их природных свойств на отношения между элементами и зависящие от них свойства.

Структурный метод предполагает следующие операции:

  • выделение первичного множества объектов (массива), в которых можно предполагать наличие единой структуры (К. Леви-Стросс, например, исследовал массив мифов народов бассейна Амазонки);
  • расчленение объектов на элементарные сегменты (части), в которых типичные, повторяющиеся отношения связывают разнородные пары элементов;
  • раскрытие отношений преобразования между сегментами, их систематизация и построение абстрактной структуры путем непосредственного синтезирования или формально-логического и математического моделирования;
  • выведение из структуры всех теоретически возможных следствий (вариантов) и проверка их на практике.

Критика основных положений структурализма в 1960-х гг. привела к появлению постструктурализма (М. Фуко). Постструктурализм отвергал идею о наличии у социального мира какой-либо основополагающей логики или структуры. По их мнению, существует лишь поверхностный, внешний мир, лишенный каких-либо глубинных связей. Поэтому предметом социологии должен быть мир, каким он переживается на практике, а не гипотетические базовые структуры.

В правовой науке эти направления методологического знания применяют к таким юридическим конструктам, как «система права», «система законодательства» и «правовая система». Применительно к системе права можно отметить следующее.

Вопрос о системе права — это вопрос о строении права, о том, как право организовано изнутри, как оно вообще устроено и какова внутренняя структура (структурализм). В советский период российского правоведения ей были посвящены две общесоюзные научные дискуссии (в конце 1940-х и во второй половине 1950-х гг.). В 1982 г. проблемы системы права обсуждались учеными на страницах журнала «Советское государство и право».

Сразу следует обратить внимание на различие понятий «система права» и «правовая система». Последнее охватывает всю правовую действительность в ее системном, организованном виде. В правовую систему входят все правовые явления, необходимые для процесса правового регулирования. Причем право (объективное право), которое в данном случае мы рассматриваем как систему, в правовую систему входит как элемент наряду с другими элементами: правоотношениями, юридическими фактами, законностью, правосознанием, системой законодательства и др.

Системность — одно из важнейших качеств права, и оно присуще ему объективно. Объективность этого свойства означает, что система права не может быть сконструирована произвольно, она обусловлена закономерностями общественной жизни, регулируемой социальной сферы.

Системность права предполагает его следующие характеристики:

  • единство, целостность;
  • внутреннюю расчлененность, дифференцированность, то есть наличие элементов;
  • наличие структуры — целесообразного способа связи элементов;
  • наличие цели (как системообразующего фактора).

Любую систему образуют две стороны: состав (набор необходимых элементов) и структура (целесообразный способ связи этих элементов). Поэтому понятие «система права» охватывает как элементы права, так и его структуру. В этой связи некорректна, с точки зрения теории системного подхода, получившая известное распространение формулировка — «система и структура права». Структура права  рассматриваться отдельно, как особый объект исследования, конечно, может, но не в качестве некоего дополнения к системе права, а как ее внутренняя сторона.

Структура права, как и структуры других социальных явлений, невидима и неосязаема, но она может быть познана через изучение двух моментов:

  • свойств элементов (они определяют структуру, ее характер);
  • взаимодействия элементов системы права. Структура, в том числе и структура права, проявляет себя, прежде всего, через взаимодействие элементов.

Вообще система — это объект, функционирование которого, необходимое для достижения стоящей перед ним цели, обеспечивается (в определенных условиях среды) совокупностью составляющих его элементов, находящихся в целесообразных отношениях друг с другом.

Право представляет собой сложную, многоуровневую (в какой-то мере даже «объемную»), иерархически построенную систему. Последнее означает, что право построено как бы по «принципу матрешки»: то, что на одном уровне выступает как элемент, на другом уровне уже может быть рассмотрено как система (подсистема), то есть такое образование, в котором тоже могут быть выделены свои элементы и своя структура.

Элементы в системе права могут быть выделены как минимум на четырех уровнях:

  • на уровне отрасли права;
  • на уровне института права;
  • на уровне нормы права;
  • на уровне элементов нормы права.

Выделяют также и подотрасли права.

Главное подразделение в системе права — отрасль. К признакам отрасли права в литературе относят следующие:

  • особые предмет и метод;
  • специфические отраслевые принципы;
  • способность взаимодействовать с другими отраслями «на равных правах», то есть быть одного с ними уровня;
  • потребность общества в регулировании данной социальной сферы именно на уровне отрасли;
  • количественная достаточность юридических норм, требующая перехода в особое, отраслевое качество;
  • наличие обособленного, как правило кодифицированного, законодательства.

Основаниями деления права на отрасли признаются предмет и метод правового регулирования. Предмет выступает непосредственным, материальным критерием и отвечает на вопрос «что?» регулирует отрасль права. Метод относится к вопросу «как?» (каким образом происходит отраслевое регулирование) и является юридическим критерием. Метод (совокупность специфических юридических приемов воздействия) позволяет определить наличие у отрасли своего предмета, так как особый предмет есть в том случае, если он требует для своего урегулирования особых, специфических приемов.

Специфика метода отрасли права устанавливается по следующим признакам (их называют еще элементами метода):

  • общему юридическому положению субъектов отрасли права (отраслевой правосубъектности);
  • основаниям возникновения, изменения и прекращения правовых отношений (характеру юридических фактов);
  • способам формирования содержания прав и обязанностей (например, непосредственно нормой права или соглашением сторон);
  • юридическим мерам воздействия (санкциям норм права).

Различают, прежде всего, императивный (властный) и диспозитивный методы.

С. С. Алексеев определяет отрасль права как «самостоятельное, юридически своеобразное подразделение права, состоящее из компактной системы взаимосвязанных, распределенных по институтам норм, регулирующих специфический вид общественных отношений».

Правовой институт – это первичная общность юридических норм, которая обеспечивает целостное регулирование определенного участка в предмете отрасли права. Например, институт гражданства в государственном праве, институт наследования в гражданском праве, институт необходимой обороны в уголовном праве и т. п.

Отрасль права – это целостная совокупность правовых норм, регулирующая свой участок социальной сферы присущим ей методом и выступающая основным элементом системы права.

Существуют базовые отрасли, которые составляют фундамент всей системы права. Они составляют тот «набор» отраслей, без которых невозможно функционирование любой системы права. Это — государственное право, гражданское право, административное право, уголовное право и отрасли процессуального права (гражданское процессуальное право и уголовно-процессуальное право). На базе гражданского и административного права, как отраслей, представляющих частно-правовое и публично-правовое начало, складываются отрасли трудового права, семейного, земельного, финансового и др.

Дискуссионным является вопрос о природе комплексных отраслей права. Их называют «несамостоятельными», полагая, что они не имеют своих предмета и метода, или считают, что они являются не отраслями права, а отраслями законодательства.

На наш взгляд, они являются полноценными правовыми отраслями, причем их наличие в системе права свидетельствует об ее переходе на качественно новый, более высокий уровень развития. Причина их неприятия со стороны большинства правоведов состоит в том, что комплексные отрасли строятся на принципиально иных началах, чем основные или так называемые «самостоятельные» отрасли. Дело в том, что, достигнув  определенного уровня развития, система права переходит к регулированию целостных социальных сфер, независимо от их юридической однородности: таких сфер, как предпринимательство, здравоохранение, транспорт, народное образование, экология и т. д. Право как бы переходит от функциональной организации социальной сферы к ее территориальной организации. Если формирование основной отрасли идет от юридического начала — метода, то комплексной — от социального начала, то есть предмета. Предмет комплексной отрасли юридически разнороден, но он целостен, представляет собой определенную социальную систему. Предмет же основной отрасли однороден юридически, но «сплошного», единого образования не составляет: регулируемые основной отраслью участки как бы «разбросаны» по всему полю общественной деятельности, а «собираются» они в предмет лишь по признаку метода. В этом легко убедиться, если рассмотреть предметы гражданского и административного права как основных отраслей. Таким образом, «свои» предметы у комплексных отраслей имеются.

Что же касается методов, которыми пользуются комплексные отрасли права, то они не просто юридически своеобразны, а уникальны, что каждый раз достигается за счет особого сочетания юридических приемов регулирования.

Аргументом в пользу высказанного подхода к комплексным отраслям права является нарастающая в правоведении тенденция к пониманию нераздельности системы права и системы законодательства.

В системе права можно выделить крупные блоки отраслей — материального и процессуального права, частного права и публичного.

Таким образом, система права – это единая совокупность нормативно-правовых образований разного уровня, целесообразно связанных и взаимодействующих между собой в масштабе права в целом.

Идею использования категории система в отечественной правовой науке одним из первых предложил в 1975 г. Д. А. Керимов, который справедливо отмечал, что «целостно-системное познание позволяет представить изучаемый объект во всей его полноте».

Рассмотрение правовой системы общества возможно с различных методологических позиций, с точки зрения деятельностного подхода

(В. Н. Карташов, Р. В. Шагиева), структурно-функционального

(Г. И. Муромцев, А. П. Семитко), информационного (Р. О. Халфина,

М. М. Рассолов) и т. д. Однако в настоящий период развития общества и юридической науки назрела необходимость в исследовании отечественной правовой системы в историческом и этно-цивилизационном аспекте, что позволяет ответить на самые наболевшие и острые вопросы. В этой связи, мы согласны с В. Н. Синюковым, который говорит, что мы подошли к такому периоду, когда можно и нужно отнестись к имеющимся фактам отечественной правовой жизни с несколько иных, нежели мы привыкли, позиций. Не с «чисто» формально-юридических, социологических, психологических, кибернетических или абстрактно-общечеловеческих, а через призму национально-исторической и культурно-типологической природы отечественного правового мира, в интересах познания его конкретной целостности и системности, а не классовой, экономической или какой-то другой разъединенности.

Этой задаче в достаточной мере отвечают системный и исторический методы познания. Опираясь на эти методы, можно установить более точный смысл термина «правовая система», определить ему место в системе других научных понятий, выяснить элементный состав этого социального явления, проследить те фазы развития, которые прошла правовая система. При этом мы должны учитывать, что юриспруденция обладает собственной логикой и методологией, определяемой спецификой ее предмета, для которого системность составляет имманентное качество.

Категория «правовая система» – относительно новая в нашей литературе, она вошла в научный обиход лишь в 80-е гг. и раньше практически не использовалась, хотя зарубежные исследователи, особенно французские и американские, уже давно и активно оперируют этим понятием. Сама эта конструкция почти не представлена в учебных программах и курсах по теории государства и права, другим дисциплинам. Наиболее крупной работой, посвященной современным правовым системам является книга известного французского юриста Р. Давида, выдержавшая у нас три издания. В советское время был издан двухтомник, в котором давалась подробная характеристика существовавшей тогда правовой системы социализма. Историко-культурные и генетические аспекты российской правовой системы исследованы В. Н. Синюковым. Эти работы дают обильную информацию об этом сложном и важном социальном феномене.

В настоящий момент, современная правовая теория стремится подняться на такой уровень обобщения знаний, который позволит ей более глубоко и всесторонне анализировать и оценивать сегодняшнюю правовую реальность как целостный феномен. Это даст возможность различным ее субъектам, в том числе и законодателю, более эффективно разрешать возникающие противоречия в социальной жизни.

В теоретическом плане система определяется как минимум исходя из четырех свойств:

  • целостность, состоящая из элементов;
  • наличие функциональных связей в системе;
  • определенная организация элементов, формирующих структуру;
  • существование интегративных качеств у системы в целом, которыми не обладают никакие отдельно взятые ее элементы.

Правовая система считается органической системой, т. е. системой высшего организационного и институционального порядка. Основной принадлежностью всех органических систем являются компоненты, части и элементы, именно то, из чего непосредственно образовано целое и без чего оно невозможно. Элементами правовой системы, с точки зрения системного метода, выступают ее субъекты, объекты и правовые связи, т. е. правоотношения. Таким образом, правовая система складывается, прежде всего, из взаимодействующих в правовой сфере субъектов правоотношений. Так как главным элементом любой общественной системы являются люди (объединения людей), то центральным звеном ее структуры выступают отношения (связи) людей.

Основным или центральным элементом правовой системы является субъект правовой системы. Субъектом называют того, кто целенаправленно действует, т. е. носителя позитивной (или негативной) социальной активности. Субъектами правовой системы могут быть физические и юридические лица, выступающие носителями субъективных прав и юридических обязанностей в рамках конкретных правоотношений. В данном случае признание субъектом правовой системы юридического лица является так называемой фикцией (признанием). Поскольку в социологии считается, что организации, объединения и государство в этой роли выступать не могут, постольку реальную деятельность все равно осуществляют люди, но от имени юридического лица. Признание юридического лица субъектом правовой системы общества представляет собой формально-юридическое допущение в целях внесения организованности и упорядоченности во все его связи, особенно правовые.

Необходимо отметить, что ранее в юридической науке при анализе правовой системы субъект не выделялся в качестве центрального элемента. Личность занимала производное и второстепенное место в обществе. В правовой системе она была производна от позитивного права (системы социальных норм) и лишь изредка проявлялась как элемент исследования некоторых вопросов: правоотношения, правореализации, правотворчества и т. д. В настоящее время субъект выдвигается на первый план и выступает в качестве ведущего компонента всей правовой реальности, что в итоге продиктовано всем ходом сложного развития правовой системы (в том числе и представлений о ней) и особенно в связи с изменениями последних десяти лет.

Действующая Конституция 1993 г. провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита этих ценностей — обязанность государства (ст. 2). Это есть юридическая констатация центрального места личности в российской правовой системе, все остальные субъекты признаются производными структурами. Правосознание, считающееся в науке самостоятельным элементом правовой системы, не может выступать в качестве такового, так как не существует в отрыве от субъекта. Именно оно (правосознание) наполняет и определяет качество субъекта, что придает ему и его деятельности статус лидирующего компонента.

Следующим элементом правовой системы является объект (предмет) правовой системы. В юридической науке этот элемент также не выделялся в качестве самостоятельного компонента правовой системы. Объектом считается то, на что направлена активность субъекта, все то, что вовлечено в его деятельность в качестве средства ее осуществления. Предметом деятельности выступает объект в тех специфических связях и отношениях, которые вовлечены в данную деятельность. Однако следует различать объект правовой деятельности и объект правовой системы. Непосредственным объектом правовой деятельности выступают реальные блага, наличие которых вызывает повышенный интерес субъектов правовой системы, и порождают живую заинтересованность лиц обладать таковыми. Собственно говоря, правовая система позволяет в рамках, приемлемых для всех субъектов, в том числе и государства, приобретать, охранять (использовать) и отчуждать различные блага.

Субъекты правовой системы могут иметь в собственности такие объекты, как:

  • вещи (движимые, недвижимые);
  • действия (услуги, работа);
  • символы (информация, ценные бумаги).

В Конституции России закреплено право всех субъектов иметь в собственности землю и другие природные ресурсы (ч. 2, ст. 9), что является существенным шагом в расширении перечня объектов, вовлеченных в правовую сферу отношений.

Объектом правовой системы общества выступает внешняя среда, на которую она воздействует. В качестве таковых объектов выступают различные подсистемы общества. Этот момент очень важен в понимании предназначения и роли правовой системы общества. Правовая система общества возникла и существует не для себя самой. Она оказывает организационное и управляющее воздействие на духовную, политическую, экономическую и социальную системы общества, тем самым организуя и их функционирование.

Иногда правовой системе общества противопоставляют такой феномен (объект), как организованную преступность, также имеющую свою системную организованность. Организованная преступность как социальное явление представляет собой антипод правовой системы общества. Это «антисоциальное» образование, которое пытается подменить собой существование и функционирование последней и которое напрямую нарушает права и свободы всех субъектов правовой жизни. Деятельность субъектов организованной преступности считается противоправной, что вытекает из формальных составов таких преступлений, как терроризм

(ст. 205 УК РФ), бандитизм (ст. 209 УК РФ), организация преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК РФ). Например, достаточно лишь входить в преступное сообщество в любом качестве, чтобы быть уголовно преследуемым лицом. К тому же, данные правонарушения находятся во главе преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, что говорит об особом отрицательном отношении правовой системы к этим явлениям. В настоящий период правовая система, со своими подсистемами, прилагает много усилий для борьбы с этим преступным явлением, которое «поражает» весь общественный и государственный организм. И итог этой борьбы зависит от эффективного функционирования каждой подсистемы правовой системы, от каждого ее элемента, правовой деятельности всех субъектов. Таким образом, правовая система не есть нечто скрытое и лишнее в обществе, она защищает и регулирует нормальный образ поведения людей.

Последним элементом правовой системы выступают правовые отношения. Необходимо заметить, что правовые отношения в правовой науке в качестве элемента правовой системы также не выделялись. Их выделение в качестве такового очевидно и бесспорно, так как в системном описании именно эти составляющие элементы обладают объективно выраженной природой. В зависимости от того, какие правовые отношения осуществляются в обществе, такая правовая система и будет обслуживать все общество. Правовые связи (отношения) являются специфичным элементом правовой системы общества, который нельзя увидеть глазами и ощутить, но без которого ни субъекты, ни объекты никогда не составят целостной правовой системы.  Для этого необходимо существование субъектно-объектных, объектно-объектных и субъектно-субъектных связей, объединяющих все виды социальных элементов. Связь между субъектами может иметь случайный, неустойчивый и временный характер. Если она не случайна, постоянна и устойчива, то налицо общественное отношение. Таким образом, устойчиво воспроизводимая зависимость между людьми, которая порождается совпадением их интересов по поводу объекта (предметов) в рамках правового общения, образует каркас правовой системы общества.

В отечественной науке правовые отношения характеризуются как социальные связи, возникающие на основе норм права между субъектами по поводу присвоения каких-либо объектов, участники которых имеют субъективные права и юридические обязанности. В обществе правоотношения выступают в качестве основного связующего звена правовой системы. Именно в правоотношении правовая система и находит свое реальное воплощение и реализацию. Если мы представим себе задействованных в этой системе субъектов и объекты, а также правовые отношения, то мы получим искомую правовую систему общества в ее непосредственном институциональном и функциональном состоянии. Иначе говоря, правовая система – есть подлинно человеческая, специфично-универсальная организация всего общества, состоящая из действующих в ней субъектов, реализующих свои интересы социально приемлемым (правовым) способом бытия, целью которого является содействие духовным, политическим, экономическим и социальным отношениям. Многовековые, устойчивые, преемственные, закономерно сменяемые правовые отношения между субъектами, порождаемые интересами к объектам (предметам), в рамках одной правовой традиции создают правовую систему общества.

Однако описание правовой сферы общества будет неполным, если не выделить присущие ей признаки (свойства) как целостной органичной системы.

  • Главным признаком целостной системы является наличие именно системного, интегративного качества, отличного от свойств и качеств образующих его компонентов. Особенностью правовой системы считается то, что в ней взаимодействие элементов (субъект, объект и правовая связь) способно породить новое свойство. Таким свойством в правовой системе является правовая власть. Власть как социальный феномен является качеством не индивидов, она – характеристика или свойство общественных отношений и действительна только во взаимодействии или взаимоотношении, по меньшей мере, двух индивидов, до этого взаимодействия и вне его она исключительно потенциальна, существует только в возможности. Таким образом, с позиции системного подхода в правовой системе общества системным свойством, т. е. объединяющим все элементы в нечто целостное, выступает правовая власть.
  • Правовая система общества как органическая система всегда стремится к достижению своей главной цели функционирования. Это стремление системы к цели своего существования, а она существует в полном смысле слова лишь тогда, когда функционирует, называют целесообразностью. В юридической науке в основном выделяют несколько самых главных целей правовой системы: правопорядок, справедливость, мир, подобающее поведение, служение человеку и обществу.
  • Исследователи полагают, что цель требует средств, т. е. действий по ее достижению. Так, люди для удовлетворения своих разнообразных потребностей и интересов правильным и справедливым способом вступают в специфические отношения, становясь обладателями субъективных прав и обязанностей (частные цели). В качестве способа или средства для достижения цели выступает правовая деятельность, основанная на способности субъектов в целях удовлетворения разнообразных интересов свободно реализовывать свою волю в рамках, признанных обществом. Будучи специфической целью субъектов правоотношений как элементов правовой системы, правовая деятельность есть не что иное, как средство достижения общей цели правовой системы, т. е. ее функция. И поскольку для достижения своих специфических целей субъекты правоотношений осуществляют свои субъективные права и юридические обязанности, то само функционирование правовой системы не может ни быть ничем иным, кроме правореализации.
  • Каждая органическая система постоянно испытывает на себе возмущающие воздействия, как внутренние (например, правовые отклонения), так и внешние (противоречия между различными общественными подсистемами). В тоже время, система живет, функционирует, развивается, подчас весьма и весьма длительное время. Наряду с целью, составом и структурой существуют и другие системообразующие, системосохраняющие факторы. Эти факторы называют интегративными, независимо от того, объективны или субъективны они по своей сущности. В частности, особо выделяется управленческий фактор.
  • Управление, в особенности в обществе, немыслимо без информации, тех данных, сведений, которые характеризуют состояние системы в каждый данный момент. Они показывают, какова глобальная цель системы и достаточно ли точно она идет к цели, каковы отклонения от заданной цели и в чем их причина. Информация – способ связи компонентов системы друг с другом, каждого из компонентов с системой в целом, а системы в целом со средой. Как справедливо утверждается в научной литературе, правовая система – это социальное образование, существующее относительно независимо от ее символической структуры, выраженной посредством языка, ее нельзя отождествлять с системой юридических норм, т. е. нормативно-правовых предписаний или установлений, символически воспроизводящих правовую систему. Правовая система — это не просто мысленный образ, зафиксированный в структуре юридических текстов, но, прежде всего, социальная реальность, включающая в себя и объекты, и людей.

Таким образом, правовая система представляет собой комплекс взаимодействующих элементов (субъект, объект, правовая связь), порождающих правовую власть в обществе для достижения общезначимых целей. В этом определении в системном виде охарактеризованы все составляющие правовую сферу жизни элементы, которые и образуют структуру правовой системы. Тем не менее, этого недостаточно для того, чтобы понять, чем же отличается одна правовая система от другой. А первоначальное отличие систем кроется в той основе, вокруг которой концентрируются различные элементы. В качестве таковой выступает идеологическая система взглядов, т. е. определенные идеи, начала и принципы, которые выступают в качестве движущей организующей и направляющей силы. В правовой системе общества существует определенная связь между ее элементами и принципами: эти понятия не следует смешивать, так как принципы, от которых происходят юридические правила, питают и обеспечивают все элементы системы главными идеями о стратегической цели функционирования всей правовой системы общества.

Политическая система, по мнению большинства политологов, представляет собой неразрывную связь различных политических явлений, образующих некую целостность, социальный организм, имеющий относительную самостоятельность и функциональную направленность

(В. П. Пугачев, А. И. Соловьев).

Появление данной категории непосредственно связано с развитием системного анализа общества Т. Парсонсом. Впервые теория политических систем была детально разработана крупным американским политологом

Д. Истоном в 50-60-х гг. прошлого столетия. Затем она получила развитие в работах Г. Алмонда, У. Митчелла, К. Дойча, А. Этциони, Д. Дивайна и многих других ученых.

В современной науке термин «политическая система» имеет два взаимосвязанных значения. В первом их них политическая система представляет собой искусственно созданный, теоретический, интеллектуально вычлененный конструкт, позволяющий выявлять и описывать системные свойства различных политических явлений. Эта категория отражает не саму политическую реальность, а является средством системного анализа политики, политических процессов. Она применима к любому относительно целостному явлению — государству, партии, профсоюзу, политическому объединению, политической культуре, политической идеологии и т. д.

Использование конструкции «политическая система» в его первом, методологическом смысле применительно ко всей политической сфере, предполагает ее рассмотрение как целостного явления, организма, находящегося в сложном взаимодействии с окружающим социальным и природным миром явлений.

В политическую систему входит ряд важных политических явлений, таких как: политические нормы и традиции, политическая идеология, политические институты (партии, государство, профсоюзы, церковь и т. д.), политические отношения, политические режимы и т. д. Все эти явления в своем функционировании или действии образуют политических механизм общества — политическую систему.

Политическая система выполняет по отношению к среде ряд функций.  Это — формирование идеологии, ценностей, целей и задач программы деятельности общества; мобилизация ресурсов на достижение поставленных целей; интеграция всех элементов общества с помощью пропаганды общих целей и ценностей, использования власти и т. д.; распределение национальных благ; управление и координация общественными связями.

Среда же воздействует на политическую систему через предъявляемые к ней требования и поддержку (одобрение политики, политическое участие, уплата налогов и т. п.) или же протеста (неодобрение, борьба и т. п.). Политическая система в процессе конверсии «перерабатывает» требования в решения и организует соответствующие действия. Главная цель функционирования политической системы — самосохранение путем приспособления к изменяющимся условиям социальной действительности, а также активное воздействие на нее.

В современной науке существуют различные подходы к анализу функционирования политических систем. Их изучение способствует углубленному исследованию политической жизни и процессов, возможности использования в политическом познании действительности методов формализации, математических, кибернетических и информационно-коммуникативных.

Центральным институтом политической системы во всех странах является государство. Сам термин «государство» впервые в обществознание ввел итальянский философ и мыслитель Николо Макиавилли, ранее же термин государство применялся и был тождественен таким понятиям, как: «полития», «княжество», «королевство», «империя», «республика», «деспотия», «правление», «земля». В настоящий период термин «государство» используют в двух значениях. В широком смысле государство понимается как общность людей, представляемая и организуемая органом высшей власти и проживающая на определенной территории. Оно тождественно стране и политически организованному народу. В узком смысле государство понимается как организация, система органов, обладающих верховной властью на определенной территории и издающие обязательные для исполнения всеми субъектами, находящимися на его территории правовые акты, соблюдение которых обеспечивается мерами государственного воздействия.

Нельзя не отметить, что определения понятия государства в российской юридической литературе, несмотря на некоторые расхождения, в последнее время не столь уж различны.

М. И. Байтин, исходя из двуединой природы государства – классовой и общечеловеческой, предлагает следующее его краткое общее определение: «Государство – это организация политической власти, необходимая для выполнения как сугубо классовых задач, так и общих дел, вытекающих из природы всякого общества». С данным определением согласен

М. Н. Марченко.

Т. Н. Радько считает, что государство – суверенное политико-территориальная организация публичной власти определенных социальных сил (классы, группы, весь народ), обладающая аппаратом управления и принуждения, делающая свои волеизъявления общеобязательными и решающая как классовые, так и общественные задачи.

Вместе с тем, обобщив все имеющиеся определения государства, можно все же утверждать, что государство сегодня – это организация политической власти, осуществляемой в человеческом обществе сформированными надлежащим образом органами, выборными и назначенными должностными лицами, которые действуют на основе права и в рамках официально установленных полномочий. Назначение государства состоит в том, чтобы вести «общие дела» общества, представлять его и организовывать, обеспечивать мир и безопасность людей, руководить общественными процессами, управлять отдельными сферами жизни с учетом реального потенциала централизованного управления и общественного самоуправления на местах. Государство также можно рассматривать как публично-правовой союз, т. е. как властную организацию общества, или как аппарат публичной государственной власти. Думается, что все эти подходы характеризуют понятие и основные черты государства с разных сторон и в то же время указывают на основополагающие факторы, которые вместе образуют государство как целостную организацию – публичную (государственную) власть и право. Именно они, соединяясь в одну систему, требуют особой организационной формы.

Однако при этом остается открытым довольно непростой вопрос: что же в этом случае следует понимать под сущностью самого государства?

Известно, что сущность любого предмета либо явления – это самое главное, самое существенное, глубинное в нем; или это то, без чего тот или иной предмет либо явление не могут быть выделены из совокупности других; то, без чего данный предмет или явление потеряли бы свое «лицо», соответственно, сущность государства – это самые главные, самые существенные, глубокие и прочие качества, его признаки, черты.

Может быть, поэтому в теории государства и права и утверждается некоторыми учеными, что сущность государства является составной частью его понятия (А. В. Венгеров, В. Н. Протасов). Иначе говоря, сущность государства представляет собой один из его признаков. Это означает, что этот признак выделяется из других признаков государства своей сложностью и неоднозначностью.

Против этого возражает Л. А. Морозова, считая, что, безусловно, сущность государства определяют многие его характеристики, в том числе и само понятие государства. Однако сущность – самостоятельная категория, обобщающая ключевые проявления государственной власти, в том числе ее социальное назначение и направленность деятельности.

Сущность же современного государства, очевидно, необходимо связывать с его определением (либо частью определения) и с самыми главными, существенными, глубинными признаками, в том числе и классовыми, общесоциальными и другими. И этот вывод развивает изложенную выше точку зрения А. Б. Венгерова, В. Н. Протасова и Л. А. Морозовой. Поэтому охарактеризуем эти признаки государства.

К этим признакам многие теоретики обычно относят территориальную организацию населения, публичную власть, государственный суверенитет, аппарат государства как средство насилия, взимание налогов и сборов и некоторые другие.

Этот важный политический и правовой институт имеет ряд общих для всех своих разновидностей признаки, среди которых:

  • отделение публичной политической власти от общества, ее несовпадение с организацией всего населения, появление, слоя профессиональных управленцев. Этот признак отличает государство от родовой общины, основанной на принципах самоуправления;
  • территория, очерчивающая границы государства. Правовые акты и полномочия государства распространяются на людей, проживающих на определенной территории. Само оно организуется не по кровному родству или религиозному признаку, а на основе территориальной или этнической общности;
  • суверенитет, т. е. верховная власть на определенной территории. В любом современном обществе имеется множество сил, властей: семейная, экономическая, социальная, партийная и т. д. Но высшей властью, решения которой обязательны для всех лиц, находящихся на территории, организаций и учреждений, обладает только государство. Лишь ему принадлежит право на издание правовых актов, обязательных для всего населения;
  • монополия на легальное применение силы, физического принуждения. Рамки государственного принуждения простираются от ограничения свободы до физического уничтожения человека или даже группы лиц. Возможность лишить граждан высших ценностей, каковыми являются жизнь и свобода, определяет особую мощь и действенность государственной власти. Это государство осуществляет с помощью специального механизма — правоохранительной системы (полиция, служба безопасности и т. д.);
  • право на взимание налогов и сборов населения. Налоги необходимы для содержания многочисленных служащих и для материального обеспечения государственной политики: обороны, миграции, экономической, социальной, культурной.

Наличие населения или народа обеспечивает его существование как социального феномена. Государство состоит из людей, образующих основной его субстрат, общество. Государство существует не для себя, а для населения или народа, который его создал и воспроизводит  ежемоментно. Люди, проживающие на территории государства, являются его гражданами и обладают гражданством.

Государство является официальным представителем всего общества как целого и защищает его интересы, создает всеобщее благо. Ни одна организация, кроме разве что тоталитарных партий-государств (СССР), не претендует на представительство и защиту всех граждан и не обладает необходимыми ресурсами и средствами.

Выявление общих признаков имеет не только научное, но и практическое политико-правовое значение. Государство — субъект международного права и международных отношений. Лишь на основе обладания качествами государства те или иные организации признаются субъектами международного права и наделяются соответствующими правами и обязанностями.

В науке теории государства и права до сего времени нет общепринятого, единого подхода к понятию механизма государства. Одни теоретики утверждают, что это есть собственно аппарат государства, т. е. система его органов, с помощью которых осуществляются государственные функции

(М. И. Байтин, М. Н. Марченко); другие в механизм государства включают и аппарат государства, и государственные организации. При этом различают два вида государственных организаций: осуществляющие охранительные функции государства (вооруженные силы, полиция, спецслужбы, исправительные учреждения и др.); реализующие экономические и социально-культурные функции (спецбольницы, спецполиклиники, транспортные части, пошивочные и др.). Третьи утверждают, что механизм государства включает в себя, помимо государственных органов и организаций, еще и такие компоненты, как: публичные службы и корпорации; процедуры принятия государственных решений; ресурсное обеспечение (Ю. А. Тихомиров).

Проанализировав все эти точки зрения, приходим к мнению, что необходимо обратить внимание прежде всего на анализ соотношения понятий «механизм государства» и «аппарат государства» и поддержать точку зрения, что механизм государства состоит из аппарата, куда входят органы государственной власти (законодательные, исполнительные, судебные, контрольно-надзорные), а также государственных организаций (лечебные, транспортные, обслуживающие и др.) и так называемых материальных придатков (армия, органы охраны правопорядка, тюрьмы и др.). Следовательно, важнейшим компонентом механизма любого государства является орган государства как государственное образование, состоящее из отдельного должностного лица либо группы должностных лиц, которые существуют и действуют на основе права.

Механизм государства – это не механически собранное, разнородное явление, а взаимосвязанная, четкая, согласованная система органов власти и иных государственных структур. В противном случае государство не смогло бы успешно осуществлять стоящие перед ним функции, а его деятельность состояла бы из несогласованных действий различных органов, что порождало бы несогласованность и противоречивость как в самом механизме государства, так и в жизни всех его граждан.

Говоря о стабильности и устойчивости механизма государства в мире, можно выделить и другие его существенные признаки:

  • механизм государства вызван к жизни необходимостью осуществлять конкретные функции, которые неизбежно требуют соответствующего государственно-правового воздействия, чем, собственно, и является механизм государства, т. е. объясняется появление у государства тех или иных органов, организаций, учреждений;
  • механизм государства всегда базируется на единых принципах организации и деятельности, которые, как правило, устанавливаются и закрепляются в законах и иных актах или складываются исторически;
  • механизм государства имеет сложную многоуровневую структуру, что объясняется необходимостью решения различных социальных, экономических и правовых задач, стоящих перед государством (защита собственной территории, обеспечение прав и свобод граждан, экономическое сотрудничество с другими государствами, борьба с преступностью, решение экологических проблем и т. п.). Кроме того, существуют объективные требования к легитимному и эффективному функционированию механизма государства, исходящие от источника власти – народа;
  • механизм любого государства характеризует наличие необходимых финансовых ресурсов, материальных структур, без которых он не может нормально работать. Особенность состоит в том, что они не являются самостоятельными элементами властного, управленческого характера, а выступают в виде обеспечивающих факторов, позволяющих успешно осуществлять свои функции основным элементам механизма государства. Таковы, например, различные материальные объекты и структуры: здания, сооружения, денежные средства, некоторые учреждения (склады, базы, учреждения транспорта, связи и т. п.);
  • механизм государства предполагает наличие в нем человеческого фактора; наличие людей, специально занимающихся реализацией управленческих функций, осуществляющих правотворчество, исполняющих правовые нормы, охраняющих их от нарушений и др.

Необходимо отметить, что обеспечение эффективного функционирования механизма государства непременно требует также, чтобы он строился и действовал на основе определенных принципов, которые имеют объективный характер. Среди таких принципов в теории государства выделяются следующие:

  • обязательность реального представительства во всей системе государственных органов и учреждений интересов соответствующих граждан. Это возможно лишь в случае действенного функционирования демократической избирательной системы, строгого соблюдения экономических, политических и иных прав и свобод граждан;
  • прозрачность и гласность деятельности всех государственных органов, доступ граждан к соответствующей информации (исключая ту, которая нормативно отнесена к засекреченной) всех заинтересованных лиц. В содержание данного принципа входит право каждого на получение информации, затрагивающей его права и законные интересы, а в более широком плане – формирование общественного мнения о деятельности всего механизма государства;
  • законность, означающая обязательность соблюдения законов в деятельности всех звеньев механизма государства как во взаимоотношениях между собой, так и с населением страны или организациями, выражающими его интересы;
  • компетентность и профессионализм деятельности всех служащих государственных органов, гарантирующие высокий уровень решения важнейших вопросов общественной жизни. Соблюдение данного принципа возможно лишь в случае формирования государственного аппарата из знающих, образованных лиц в области управленческой деятельности и права;
  • разделение властей предусматривает самостоятельность органов, относящихся к различным ветвям власти, их способность обеспечить механизм сдержек и противовесов в отношении друг друга с тем, чтобы предотвратить чрезмерное усиление и возвышение над другими какой-либо одной ветви власти, не допустить захвата кем-либо власти или присвоения властных полномочий, установления диктатуры.

Современная теория государства выделяет и исследует три основные модели построения государственного аппарата:

  • ценрализованно-сегментарную модель, при которой органами государственной власти считаются только центральные органы, действующие в масштабе всего общества (президент, парламент, правительство), а также их представители на местах. Местные выборные органы рассматриваются в данной системе как органы местного самоуправления и имеют особую, собственную сферу деятельности. Такая модель характерна для современных демократических государств;
  • моноцефальную модель, при которой вся система органов государства едина. Во главе этой системы стоит лицо или орган, обладающий всей полнотой власти и наделяющий ею нижестоящие органы. Эта система государственных органов носит иерархический характер, персонифицирована и пирамидальна по своему построению. Местные органы власти рассматриваются здесь не как органы местного самоуправления, а как органы государства. Моноцефальная модель механизма государства характерна для антидемократических режимов;
  • монотеократическую модель, при которой имеет место единовластие главы государства, подкрепленное религиозными догмами и установками на длительное сохранение родовых порядков. Глава государства является одновременно и высшим духовным лицом. Отсутствует разделение властей и парламент. Эта модель характерна для государств, провозгласивших ислам государственной религией (Иран, Саудовская Аравия, Катар).

Интеграция (лат. integratio —  соединение, объединение отдельных частей в новую более крупную систему) — общий термин, обозначающий непрерывный процесс возрастающей взаимозависимости между странами одного региона.


Источник: http://distance.rpa-mu.ru/files/mg/imun/thm/tsm13.html


Декан-НН Муниципальное право России. Тема 1


Самостоятельную отрасль российского права

Похожие новости


Быстрый засол скумбрии в домашних условиях
Как сделать чтобы на компьютере были маленькие буквы
Велоприцеп своими руками без сварки
Как изготовить металлокерамическую коронку
Трубки из пластиковых бутылок своими руками
Нарисовать карандашом поэтапно озера




ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ